Основное помещение магазина

Опубликовано: 957 дней назад (17 июня 2020)
Рубрика: Без рубрики
Редактировалось: 3 раза — последний 17 июня 2020
0
Голосов: 0

Здесь вы можете узнать больше о питомце, которого хотите преобрести.

Мы всегда подскажем, чем тот или иной вид отличается от другого, как животное будет себя вести, как за ним ухаживать.
А если вы еще не знаете, кого взять, мы обязательно поможем вам с выбором!
Поэтому не стесняйтесь обращаться, мы здесь для вас.
Ветеринарный кабинет
Комментарии (33)
Хейли Джейсон # 7 июля 2020 в 14:30 0
-Добрый день, есть кто?- девушка прошла в помещение и осмотрелась. - Я бы хотела узнать всю информацию о Хорьках.
Лиан Маклафин # 13 июля 2020 в 15:15 0
-Здравствйте, юная мисс! Конечно, сейчас я вам расскажу о хорьках и их содержании, - женщина появилась из своей личной комнатки, взмахнула волшебной палочкой, и к ней на стол тут же прилетела большая книга, открывшись на странице, заголовок которой гласил "Хорьки".

-С чего бы начать... - Лиан на секунду задумалась, -Итак. Хорьки - позвоночные, млекопитающие, семейство куньих. Являются хищниками, поэтому кормить их нужно в основном мясом. Либо это тушки мелких грызунов, птиц, тараканы и мучные черви, либо приготовленные дома мясные смеси с витаминными добавками, либо готовые магазинные корма, созданные специально для хорьков. Несмотря на то, что это хищники, в домашних условиях достаточно легко приручаются. Очень игривые, жизнерадостные и любознательные создания. Если хотите завести такого, рассчитывайте, что с ним придется проводить много времени. В домашних условиях содержатся в просторной клетке, но необходимо выпускать животное оттуда минимум на 2-3 часа. При этом подготовьте квартиру/комнату, чтобы не было вещей, способных навредить хорьку. Они хорошо ладят с другими домашними животными. И хочу напомнить, что для ввоза хорька на территорию Хогвартса, вам необходимо получить разрешение на это у декана вашего факультета.

Маклафин перестала говорить, перевела дыхание и посмотрела на девушку, надеясь, что та все поняла.

-В общем-то, это вся основная информация о них. Еще что-нибудь, что вас интересует? Или пойдем выбирать конкретного питомца? - хозяйка магазина с животными улыбнулась и закрыла книгу, лежащую перед ней.
Хейли Джейсон # 16 июля 2020 в 19:05 0
Переварив всю полученную информацию, девушка ненадолго задумалась.

- Спасибо за информацию, но я думаю, что, когда буду на 6-7 курсе, вернусь к вам, чтобы завести какую-нибудь змейку, - после сказанного, Хейли, по привычке, поклонилась перед уходом хозяйке магазина. - До свидания и до новых встреч.

Девушка ушла, улыбнувшись на прощание.
Onorata Lankre # 20 июля 2020 в 23:32 0
Прогуливаясь по узким улочкам, Онората задержалась у "Волшебного зверинца". Всего пару дней назад она стала первокурсницей и ей уже было разрешено завести себе домашнее животное. А что, она уже полностью обустроила свою часть комнаты и ей только и оставалось, как завести теплого и пушистого зверька, а точнее:
-Вот этого котенка! - радостно завопила девушка и влюбленными глазами уставилась на маленького ушастого мейн-куна мраморного окраса с черными кисточками. Котенок играл с другими котиками, теребил их подстилки и не обращал никакого внимания на происходящее вокруг.
Онората, стараясь держать эмоции под контролем, вошла в магазин и сразу направилась к прилавку.
___
Первоначально Онората направилась за волшебной палочкой, но разве можно устоять перед таким обаянием? А палочку она всегда успеет купить!
Яхья Фатхи # 19 июня 2021 в 11:22 +1
У Джехути явно было что-то не так со слухом. В конце концов, Яхья не придавал этому значения, ибо бог был древний, старый, и, скорее всего, совершенно неожидающий, что кто-то ещё обратится к нему. Поэтому из всех идей, что копт просил у бога мудрости, тот подкинул ему помощь барышне с покупкой паука. Отчего бы и не да?

Хороший повод вырваться из исследованных вдоль и поперёк стен, одевшись по-летнему и натянув на лицо солнцезащитные очки (потому что дарующая жизнь звезда именно сегодня вознамерилась выжечь своим любимцам глаза), прогуляться по улицам Магического Лондона, которые, видимо, из-за жары, были не так оживлены, как обычно. И, может быть, всё-таки узнать у владелицы магазина что-нибудь насчёт саймири… Может быть. Сперва Камилка и паук.

Клеток, которые обычно красовались перед входом в «Волшебный зверинец» вместе со своими жительницами, слизеринец не увидел – похоже, совам тоже было жарко, и их благоразумно решили убрать; а значит, можно, не опасаясь предвестника богатства на рукаве новой футболки, дожидаться колдунью прямо здесь.
Камилка Копилка # 19 июня 2021 в 11:39 0
Копилка торопилась, нельзя заставлять себя ждать. К тому же это было довольно волнительно оказаться на улице Лондона. Надо будет потом прогуляться здесь. Все такое интересное, Камилка крутила головой во все стороны, стараясь все рассмотреть, но при этом не проскочить нужный ей магазин.

Волшебница вдохнула летний воздух, распахнув мантию нараспашку, зачем она вообще ее взяла, а, наверно, что б не свести всех с ума. Кэм засмеялась и увидела слизеринца, уже ожидающего ее.

-Привет, я ж не опоздала? - спросила девушка, - я торопилась как могла.

Она с улыбкой посмотрела на своего спутника:

-Ну, что идем выбирать питомцев?
Яхья Фатхи # 19 июня 2021 в 12:11 +1
Пригретый и разморившийся, Яхья вздрогнул, услышав звонкий ведьмин смех, и уставился на Копилку сквозь тёмные стёкла очков. Будь он инквизитором, при взгляде на хорошенькую рыжую колдунью в летнем платьице, хихикающую над тем, сколько она успела похитить сердец по дороге, Фатхи бы точно её сжёг. К счастью (?), метаморф бы и сам скорее оказался на костре, чем по другую его сторону. А вот волосы слегка порозовели.

- Привет, я ж не опоздала? Я торопилась как могла.

- Светлого, - копт улыбнулся и открыл перед Камилкой дверь, пропуская вперёд. – Я сам только что пришёл.

В помещении зверинца было прохладно. И темно.

А! Чёрт, - захамелионившийся слизеринец снял очки, и стало получше. Несколько пар совиных глаз уставились на колдунов недовольно, щурясь на свет, прошмыгнувший вслед за ними. Возле ног тенью проскользнула кошка, и Яхья машинально прикрыл лицо ладонью на случай, если захочется чихнуть.

- Вот, смотри, - приглядевшись, Фатхи кивнул в сторону инсектария, притаившегося возле одной из стен, и легонько тронул Камилку за локоток. – Паучье чутьё мне подсказывает, что твои птицееды должны быть где-то там.

А вот чутьё коллекционе-ера-а… Не дай бог ему увидеть там каких-нибудь тропических бабочек! Владелица магазина вряд ли оценит цель такой покупки. Ну хотя бы просто посмотреть… Совершенно по-детски подросток потянул девушку за собой:

- Ты идёшь?
Камилка Копилка # 19 июня 2021 в 13:43 0
-Я сам только что пришёл.

"Успела", - выдохнула Копилка с облегчением и улыбнулась. Она мимолетно взглянула на волшебника, с удивлением для себя отметив его слегка порозовевшие волосы, но не придала этому значения.

Юный волшебник распахнул перед ней дверь в магазин и Кэм благодарно кивнув шагнула в помещение магазина. И поежилась. Однако, прохладно тут, свой микроклимат для зверей. Копилка рассматривала все вокруг с интересом. Столько разной живности. Где найти нужного и удержать себя не скупить все.

- Паучье чутьё мне подсказывает, что твои птицееды должны быть где-то там.- Копилку слегка взяли за локоть.

И она не успела даже скомандовать "Вперед" в своей манере, как ее тут же потянули в сторону предполагаемых птицеедов.

-Иду, - отозвалась Копилка, не ожидавшая такой прыти от волшебника.
Яхья Фатхи # 19 июня 2021 в 15:49 +1
Коптское чутьё привело колдунов к паучьему дому, слабо подсвеченному холодным, имитирующим лунный, светом, и обустроенному корягами и растениями с широкими листьями. Листья слегка шевелились – то ли от неуловимого сквозняка, то ли потому, что среди них жил кто-то невидимый и не очень-то жаждущий являть свой многоглазый лик посетителям «Волшебного зверинца».

- А что ты о них знаешь, кстати? – несмотря на свои увлечения, слизеринец как-то пропустил информацию о пауках мимо себя; дедушка настаивал на том, что пауков в доме быть не должно, и Яхья тщательно следил за признаками паутины, устраняя её по возможности сразу; да и в принципе, оба они, несмотря на конфликт характеров, предпочитали держать дома всякую нежить: дедушка ласково беседовал в тихие вечерние часы с чучелом совы за чашечкой чая возле камина, а Яхья в своей комнате красил рамки для бабочек.

Впрочем, судя по всему, пауки не отличались общительностью. Возле инсектария висела красочная информационная табличка с фотографиями и краткими описаниями жильцов, и копт решил представить их Камилке:

- Вот, смотри, здесь есть синий птицеед. Тебе, кажется, нравится Когтевран, можешь завести себе маленькую лохматенькую Ровену. Да, я, кстати, слышал где-то, что лучше брать самок, потому что они красивей и больше, - как это обычно и бывало, Яхью понесло. - Или чилийский розовый птицеед! Я заглядывал в кабинет неестествознания, так профессор, как я понял, фанатка розовых нетопырей. То есть, оно с одной стороны очень стрёмненькое, но такое милое. Розовое! Как ты думаешь, можно ли сдать неестествознание «автоматом», если принести в подарок чилийского розового птицееда? А если заколдовать его в придачу, чтобы он… она… ну не знаю, - слизеринец задумался. – испускала розовые искорки? Я не силён в определении милоты. Кажется, не сдам я неестествознание автоматом. Нет способностей к борьбе со тьмой. Камилка, а рогатого птицееда можно назвать Сатаной, у тебя будет жить сам Сатана! Сама…

Одна из коряг вдруг чуть поменяла положение, и под упавшим под другим углом рассеянным свечением проступила коротенькая шёрстка.

- О!..

К коряге присоединилось ещё несколько, и к волшебникам, перебирая конечности, деловито направился один из жителей инсектария. Словно с явным намерением их сожрать, но, возможно, Яхье это только показалось. Вечно он настроен на всё плохое.

- Смотри, Камилка, ты ему понравилась. Ей.
Камилка Копилка # 20 июня 2021 в 11:47 +1
Копилка не смело шла, туда куда ее вели. Волнение сменялось тревогой, а внутри все орало "не смотри, там страшно".

- А что ты о них знаешь, кстати? - вопрос оказался как раз кстати, вывел Копилку из оцепенения.

-Пауки приносят счастье, - уверенно ответила она, потом подумала и уже не более уверенно добавила, - или деньги.

Она посмотрела на пушистые лапы птицееда, внутренне сжалась вся в комок. И продолжила рассказывать все что знала о пауках:
-Паук может оберечь от темной магии, а еще может исполнить желание, там целый ритуал, - Камилка улыбнулась, рассказывать о пауках не так страшно, как на них смотреть, - а еще согласно мифов у кельтов паук — собиратель и держатель нитей жизни, а у греков и египтян — символ судьбы. Паук, плетущий искусную паутину, в Индии — символ космического порядка, уподобленный Майе, непрерывно плетущей паутину иллюзий мира чувств. Вот в Индии как раз считали, что паук защищает от зла и усмиряет непогоду. Талисманы с ним использовали моряки, чтобы остановить шторм.

Копилка вздохнула:
-А потом пауков стали считать чем-то темным, что они приносят несчастья и могут использоваться только темными магами, грустно, правда? А ведь они такие прекрасно-ужасные.
Копилка пыталась сдержать дрожь в голосе. Все-таки они ее пугали, но в то же время в ней всплескивался адреналин, и ей это нравилось. Смесь ужаса и восторга на нее действовали довольно бодряще, как чашка кофе утром, только тут не надо было ничего варить и пить, достаточно посмотреть как на тебя надвигается паук, пусть даже находящийся за толстым стеклом террариума.

-Вот знаешь этот синенький мне определенно нравиться, и вид у него, - Копилка неосознанно вцепилась в руку Фатхи, - а он нас не съест? Они кстати знаешь какие мстительные. Я как-то пыталась один раз дома, еще в лопухоидном мире прогнать паука, хотя бы просто что б с глаз скрылся, а он потом забрался повыше и спикировал на меня.

- Смотри, Камилка, ты ему понравилась. Ей.

-Хах, надеюсь никак ужин, - рассмеялась Копилка, рассматривая паука.

С фобиями надо бороться их же оружием.
Яхья Фатхи # 20 июня 2021 в 17:56 +1
Яхья и не ожидал настолько развёрнутого ответа и слушал Камилку с нескрываемым восторгом. Мальчик, конечно, имел в виду вещи приземлённые, вроде «как содержать», «чем кормить», «сколько птицеедов нужно натравить на человека, который тебе не нравится», но образ паука в мифологии разных народов задел в нём самые сокровенные струны – коптские, древнеегипетские, под звуки которых читаются строчки из Книги Мёртвых, оживают полустёртые иероглифы на пыльных стенах внутри пирамид, а звёзды складываются в предсказания процветания раскинутых по обоим берегам Нила земель. И откликнувшиеся в нём слова девушки заставили и на неё саму взглянуть по-другому: как на человека, которому также близки поэтические представления древних о столь прозаическом мире. Фатхи, честно говоря, даже стало немножко стыдно: утолкал свою любовь к подобным вещам настолько глубоко, что и думать забыл.

- Вот знаешь этот синенький мне определенно нравиться, и вид у него… - копт немного вздрогнул, почувствовав цепкую девушкину ладошку. - А он нас не съест? Они кстати знаешь какие мстительные. Я как-то пыталась один раз дома, еще в лопухоидном мире прогнать паука, хотя бы просто что б с глаз скрылся, а он потом забрался повыше и спикировал на меня.

- Да брось, они же за стеклом… - Яхья хихикнул. – Да и те мелкие пауки, которые живут дома, вроде бы неопасны. Могут, конечно, в уши заползти! – слизеринец с немного садистским наслаждением наблюдал за выражением Камилкиного лица. – Ладно, шучу-шучу. Точно не могут. К тому же, не забывай, тебе содержать одного такого. А вот заблудшего скорпиона на собственной подушке я точно и врагу не пожелаю. Допускаю, что он, как и я, просто хотел спать, но лезть к чужому человеку без спроса в постель как-то… - Фатхи не стал приводить всю ту арабско-коптскую ругань, знание которой обнаружил в пятилетнем возрасте при встрече со скорпионом. Ещё и наполучал потом за это отцовских лещей……такое себе, короче.

А выползший к волшебникам птицеед тем временем продолжал за ними наблюдать. Когда на тебя таращатся сразу четыре пары глаз одного существа, хочется встать по стойке смирно. А Камилке, судя по её лицу, хочется сбежать.

Ну нет. Без паука ты не уйдёшь!

- Возможно, имеет смысл позвать владелицу магазина… - неуверенно оглянувшись несколько раз, копт снова перевёл взгляд на проницательную лупоглазку. Впрочем, по степени вытаращенности очей они были примерно похожи… - Так… Мисс Маклафин? – вместе с колдуньей слизеринец чуть отошёл от инсектария и вновь оглянулся. - Мисс Маклафин, можно вас на минуточку?
Камилка Копилка # 23 июня 2021 в 09:08 0
Копилка заметила с каким интересом ее слушают, ей даже это польстило, не часто студенты так внимают ее словам. Она еще раз посмотрела на птицеедов. Волна ужаса накрыла ее с головой, всплеск адреналина взбодрил ее. Нет, ей точно нужен паук.
Яхья тоже был этого мнения, потому как решительно искал продавца. Копилка вдохнула, она была из тех волшебниц, что всегда шла до конца. Решилась надо брать.
Камилка Копилка # 29 июня 2021 в 06:56 +1
Копилка вглядывалась в полутьму магазина, пытаясь увидеть продавца.
-Ну, что?- Копилка обратилась к слизеринцу, - мы решились? мы покупаем себе по птицееду? Или покупаю только я, а ты еще кого-то присмотрел?
Копилка сделала еще пару шагов, обернувшись на террариум с пауками, которые наблюдали за этой интересной парой. Она запахнулась в мантию, хотя дрожь ее была не от холода.
-Я решилась!- прошептала она, практически одними губами.
Копилка отсчитала монетки и положила на прилавок:
-Мне синего птицееда.

Отступать было некуда.
Яхья Фатхи # 2 июля 2021 в 15:59 +1
Возникало ощущение, что продавец находится где-то неподалёку, только укрытый мантией-невидимкой. Копт уже начал немного переживать: промедление в подобных вопросах может свести на нет всю напускную уверенность, и он волновался, что Камилка передумает.

Однако...

— Ну, что? — в её голосе практически не чувствовалось сомнений. — Мы решились? Мы покупаем себе по птицееду? Или покупаю только я, а ты еще кого-то присмотрел?

Мы?.. Мы...

Слизеринец привычно повёл плечом; он делал так всегда, когда возникала необходимость ответить на что-либо отрицательно.

— Покупаешь только ты. Я же пришёл тебя поддержать, помнишь? — Яхья легонько коснулся пальцами девушкиного локтя. — Синего, значит!.. Красивенький. Ая.

А розового он когда-то нибудь подарит профессору О'Лири. Она как раз предлагала ему чаёк на днях, и в следующий раз можно будет не отказывать, а ответить любезностью на любезность.
Камилка Копилка # 16 июля 2021 в 13:28 0
Копилка положив монетки на прилавок, в надежде, что продавец и правда где-то тут, повернулась к слизеринцу:
-Уверен, что не хочешь себе животное? Пока мы тут, хорошая возможность, и не обязательно паука, это моя блажь.
Копилка тихо засмеялась. Оглянулась по сторонам, сколько разной живности и большой и маленькой.
-Смотри тараканы, можно гонки устраивать, а змеи у них есть? Питон, например? Нет?

Камилка потянула волшебника к клеткам с птицами.
-А сова у тебя есть?
Яхья Фатхи # 29 августа 2021 в 12:53 +1
Спустя n-ное количество времени.
___________________________________________
Заполучив своего птицееда, синего, словно приносящая счастье птица, рыжая колдунья с далёкого острова Буян явно вознамерилась изучить сегодня магический Лондон вдоль и поперёк. Яхья, с грехом пополам избежавший её вопросов о животных, девушку понимал: скорее всего, одно удачное предприятие повлечёт за собой череду других.

А одно неудачное вынуждает отойти в сторону и переждать… Очень не вовремя в памяти слизеринца всплыло его фиаско в лавке волшебных палочек. Так бы он и завис, перебирая в который раз варианты, как ещё можно было поступить, если бы не Камилка. Сейчас она огорошила его, спросив, куда они двинутся дальше, и шестерёнки в коптских мозгах натужно заскрежетали.

Обмыть птицееда? Даже подразумевая под этим уютную посиделку в зверокофейне, это всё равно больше напоминало обряд крещения. Яхья не был уверен, что пауков крестят или обмывают, как пару хорошеньких туфелек, да и исследовательский интерес как-то мерк и тух при взгляде на аккуратные столики.

Пойти, куда ноги понесут, вдоль магазинов, лавируя между покупающими и просто смотрящими, вплетаясь в городской шум и растворяясь в запахах съестного? Но за дорожными мантиями, корзинами и сумками, широкополыми шляпами, совиными крыльями, мётлами, в нескончаемом звоне дверных колокольчиков и вавилонском призраке множества голосов сложно было оценить город с точки зрения его… ну, допустим, красоты. На всякий случай Фатхи всё же предложил своей спутнице пройтись по Карнаби Мэджикал Стрит – та была тише остальных улиц.

Ну и наконец…

- Есть ещё кладбище.

Не в первый раз копт Яхья Фатхи проверял новых знакомых на отчаянность бесконечно отбитыми предложениями. Отказ в таких случаях вполне ожидаем – степенные граждане не слоняются по кладбищам, не суют малолетние носы в затянутые табачным дымом пабы, не затевают дуэли на девять домашних работ со всеми сопутствующими дополнительными заданиями, не остаются с источником всех неадекватных идей в тесном буфете наедине. Была ли Камилка Копилка степенной, серьёзной девушкой, которая не разгуливает с кем попало между могил?

- Можно и на кладбище, я не против.

Чё?! На долю секунды Яхьины глаза вытаращились сильней обычного. Он откашлялся. Ну, в принципе, да. Она только что купила птицееда, хотя боится пауков.

- Это ещё одна борьба с фобией? – Яхья был рад, что она согласилась, и подал спутнице локоток. – Говорят, там люди пропадают.

А ещё туда не стоит ходить младшекурсникам, да, Фатхи?

В пабы младшекурсникам тоже не стоит ходить. Но он же пошёл.

- И очень, очень много призраков! У вас в Тибидохсе есть призраки? Они тоже могут жонглировать конечностями, если те были отсечены в момент погибели? А цепями гремят?

Тараторя, чтобы Камилка вдруг не передумала, Яхья аккуратненько уводил её на окраину Лондона. Потому что с чего ещё, как не с края, нужно начинать осмотр чего-либо?
___________________________________________
Переход в локацию «Кладбище Грёз»
---> https://hogsmeade.dhog.ru/magicheskii-london/kladbische-gryoz.html
Марс Майерс # 4 августа 2021 в 18:17 0
Угрюмо и задумчиво шла слизеринская староста по переулкам магического Лондона. Для августа улицы торгового квартала были пустоватыми, но тем лучше.
Третьекурсница долго откладывала покупку питомца, надеясь что родители будут писать из дома чаще, а она будет отправлять свои письма ответом... Но реальность и ожидания не соответствовали друг другу, как бы печально это не звучало. Слизеринка могла бы воспользоваться школьной совиной почтой, но нарушать семейные традиции желания не было.
Подойдя к витрине, Марс слегка выглянула из капюшона мантии, подняв голову вверх и глянув на вывеску. "Волшебный зверинец" - значилось на ней.
Скинув капюшон, девочка зашла внутрь. Магазин был довольно просторным, но из-за изобилия деталей в интерьере и товаров, казался маленьким. Это так же производило впечатление того, что тут можно найти все на свете, и даже какого нибудь Левиафана или велоцираптора. Между рядами было слышно голоса других студентов, но Марс не спешила вдаваться в подробности и выяснять, кто же есть в магазине. Незамедлительно она прошла к зверинцу, к вольерам с птицами. Поиски быстро увенчались успехами.
Императорский ворон - крупная птица, с характерным блеском оперения. Выбирать долго не пришлось.
В семье Майерс роль почтальонов выполняли дрессированные вороны, так как интеллект этих птиц, по мнению дедушки и бабушки Марс значительно выше совиного, и они в меньшей мере подчиняются инстинкту охотника, нежели совы. Именно поэтому Майерсы многие поколения используют именно воронов в качестве экспресс доставки почты.
Хоть птица была и молодая, но выглядела здоровой, осмысленно и с интересом глядела с витрины на человеческую девочку Марс.
Оглядевшись, Марс не обнаружила продавца на месте, и сняв с витрины ворона, она надела ему на лапку кольцо. Оставив на прилавке чек на 50 галлеонов за корм и птицу, девочка поспешила обратно в замок.
Милисанна Дюран # 24 июля 2022 в 22:41 +1
Лиса проскользнула в помещение "Волшебного зверинца" и с самым стоическим видом прошла мимо зверушек, которые манили ее. Дюран пришлось в 100500 раз напомнить себе, что вообще-то ее комната в башне совсем не резиновая и трех птиц, файра и змеи там вполне достаточно. А на кошек у нее вообще аллергия. Но они все такие хорошенькие...а эти лапки, хвостики, глазки...
- Так, шуш тебя побери! Соберись, тряпка! Ты пришла сюда за собакой. И уйдешь отсюда только с ней. Или без нее. Никаких птичек, змеек, лягушечек и прочих! - вела сама с собой диалог гриффиндорка, с самым уверенным и непроницаемым (и от того, возможно, несколько воинственным) лицом, шагая к прилавку. Но скольких же сил ей стоило такое самообладание...
- Доброго дня! - позвала продавца девушка и сдула с глаза прядь, выбившуюся из общего бардака легкого беспорядка на макушке, вызванного ветром на улице. - Я хотела бы узнать, можно ли у Вас купить ивисскую борзую. Они еще известны, как поденко. - выдохнула опять же таки в пустоту Лис, надеясь, что сможет все же привлечь сюда продавца.
Белл Сезенс # 30 июля 2022 в 19:16 +2
Когда-то выпускник Слизерина, а ныне блуждающий магоозоолог Беллардо Сезенс последний раз был в магическом Лондоне в августе. Августе пятнадцатилетней давности. После окончания школьных дней его потянуло во всякие, ну, знаете, экспедиции. Бейрут, Сальвадор, Куньмин, Бухарест, Канберра, Гватемала. Экспедиции были одиночными и, будем честны, не всегда устраивались непосредственно для поиска и изучения зверят. Не подумайте: Белл любил лапистых, носатых и олохмаченных всей душой, но ему было семнадцать, у его чистокровных родителей имелись деньги, и увлечённость сына зоологией за рамками детского зоологического печенья и живых раскрасок с грифонами они поощряли. Да и было за что: его хвалила школьный профессор, ему доверительно лизали руки шишуги, охраняющие лесничий домик, к нему, наконец, подходили однокурсники за консультацией для выбора домашней совы.

Недолго думая над дальнейшей специализацией, Белл объявил о своей решимости изучать зоологию на практике. В Сальвадоре он сёрфил. В Канберре — подмазался к местной квиддичной тусовке. В Куньмине гладил зуву, в Бухаресте не гладил драконов, в Бейрут он попал случайно, и гладить там было некого. Пил в Гватемале. Там же бросил писать научную работу про особенности нервной системы рунеспуров. В Лондон он вернулся тридцатилетним, безработным, но всё же немного повзрослевшим. Поцеловался с матерью, встретился с друзьями, решил прогуляться до зверинца, в который наведывался каждое своё школьное лето. Зверинец пустел без опытного администратора, и у Белла появилась работа. Он-то был опытным; пятнадцать лет экспедиций — это вам не чесать приласканного книззла за ухом. Ставка администратора сочеталась со ставкой продавца, а желающих занять должность ни того, ни другого почему-то не находилось. Беллу этого прямо не сказали, польстили опытностью, а он-то опытный. Он бы и так согласился.

- Доброго дня! - раздалось со стороны входа, напоминая о главной его обязанности. Сезенс отнял кружку кофе от губ, отставил её и поспешил навстречу первому клиенту. Не без удовольствия; с восторгом.

— Салют, мадам, — Белл широко улыбнулся, выныривая из-за штор, разделяющих основное помещение и техническое, — чем могу быть полезен?

- Я хотела бы узнать, можно ли у Вас купить ивисскую борзую. Они еще известны, как поденко.

Девушка выглядела слегка уставшей, но глаза горели. Чисто по-гриффиндорски, он бы даже сказал. Сезенс задумчиво хмыкнул, поглаживая подбородок; он был больше по рептилиям, в собаках разбирался чуть хуже. Знал, конечно, как выглядят борзые, но...

— Давайте посмотрим, — объявил Сезенс, потирая ладони. — Я и сам буквально на днях сюда нанялся, а кормит и ухаживает за животными другой работник. Не всех пушистых запомнил, каюсь. Но Вы же не откажете себе в удовольствии полюбоваться щенятами, верно?

Они и любовались. Проходили мимо вольера с щенятами-лабрадорами, мимо вольера с щенятами-корги, мимо вольера с щенятами-бульдогами. Бульдоги, овчарки, таксы, три крошки-шпица. Белл корчил умилённые гримасы, не стесняясь реакции потенциальной покупательницы. Предлагал остановиться и «смотрите, какая мордочка, хотите погладить? я — да!». Но поденко здесь не было. Незримое расширение раздвигало границы зверинца, утрамбовывая разнообразие зверят в комфортных условия и для них, и для работников, но для поденко здесь места не нашлось.

— Нет, мадам, ивисских борзых у нас нет, — огорчённый вздох продавца был обращён к девушке, — но у меня есть знакомый-кинолог... Знает о собаках всё. Обожает собак. Сам разводит шишуг, правда, но имеет контакты чуть ли не со всеми известными европейскими собаководами. Я с ним поговорю. Найдём, покажем колдографии, доставим в целости и сохранности, познакомитесь. Если всё пройдёт удачно, обзаведётесь новым другом. Что скажете? А Вы хотите девочку или мальчика?
Милисанна Дюран # 3 августа 2022 в 19:52 +1
Лиса уже успела зависнуть, разглядывая различные террариумы и клетки и раздумывая над тем, чтобы каким-то образом расширить пространство комнаты в Башне, чтобы вместить туда еще парочку рептилий и ворона. Или попугая. Или сову. Смирившись с тем, что любовь к птицам слишком велика, Дюран вздохнула.

— Салют, мадам, — из-за спины раздался бодрый голос, который, очевидно, принадлежал продавцу.- Я и сам буквально на днях сюда нанялся, а кормит и ухаживает за животными другой работник. Не всех пушистых запомнил, каюсь. Но Вы же не откажете себе в удовольствии полюбоваться щенятами, верно?

Отказаться от того, чтобы пройтись по магазину в поисках той самой собаки, было просто невозможно, поэтому девушка довольно кивнула несколько раз. Щенки подбегали к дверям вольеров, виляли хвостами, лаяли и тянулись к посетителям, желая облизать их с ног до головы. Продавец умиленно пищал от вида щенков, а Лис, переводя усталый взгляд с животных на молодого человека и обратно, только улыбалась. Невозможно было оставаться равнодушной к этим нежным мордочкам, но несколько почти бессонных ночей делали свое дело. В какой-то момент клетки закончились, и стало понятно, что что-то пошло не так.

— Нет, мадам, ивисских борзых у нас нет, — огорчённый вздох продавца был обращён к девушке, — но у меня есть знакомый-кинолог... Знает о собаках всё. Обожает собак. Сам разводит шишуг, правда, но имеет контакты чуть ли не со всеми известными европейскими собаководами. Я с ним поговорю. Найдём, покажем колдографии, доставим в целости и сохранности, познакомитесь. Если всё пройдёт удачно, обзаведётесь новым другом. Что скажете? А Вы хотите девочку или мальчика?

- Да, это хорошая идея, мне нравится. Я хотела бы мальчика, возрастом месяца 3 приблизительно и окраса биколор, рыже-белого. - чуть улыбнулась девушка - Родословная не принципиальна. Мне более важно увидеть хорошие породные данные у щенка. Стоимость для меня не важна. - Дюран задумчиво потерла кончиками пальцев шрам. - Кажется, это все. Больше у меня никаких пожеланий нет. Полагаю, мне стоит ждать от Вас письмо, когда Вы свяжетесь со своим коллегой? - склонила голову в сторону гриффиндорка, вопросительно глядя на мистера Сезенса.
Белл Сезенс # 11 августа 2022 в 21:02 0
Скажите продавцу «стоимость для меня не важна» — и его глаза засверкают. Скажите Беллу Сезенсу «стоимость для меня не важна» — и его глаза засверкают. Не из-за возможного навара на породистом щенке, а из-за искреннего желания клиента его приютить. Белл внимательно выслушал пожелания юной мисс, ничего не записал, но в данных вопросах избирательная память работала в его пользу.

— Замечательно, — Сезенс улыбнулся, подтверждая, что «всё замечательно», — тогда сообщите мне своё имя, и сова с датой и временем сама найдёт Вас.

Он попрощался и приманил бумагу для письма. А мысли крутились вокруг рыжих ушей — обязательно торчком, сердоликовых глаз — непременно добрых, и розового носа — неизменно влажного.
Kori Masters # 17 октября 2022 в 21:46 0
Быть девушкой мракоборца – нелегкое бремя, даже если мракоборцем он только готовится стать, а ты за два семестра ваших отношений привыкла, кажется, уже ко всему, чем может проверить твои чувства на прочность госпожа Судьба. Кори, как сказал ей Том перед тем, как отправиться в долгую практику-экспедицию, выбрала «нелегкий путь», но легкие пути девушка тогда решила оставить кому-нибудь другому.

А она – по своему ухабисто-тернистому, непростому и с загонами (не для коз Роки, а внутренними) – уже шла довольно давно и довольно уверенно, весьма верно и весьма осознанно, чтобы все вот так бросить. В-третьих, Мастерс не из тех, кто бросает. Во-вторых, она пообещала Тому ждать его обратно.

Во-первых, ей просто не хотелось ничего другого. Никого другого. Больше – нет.

Еще более нелегкое бремя – быть секретаршей Томаса Брука: информировать всех желающих о его отсутствии, потому что, видимо, напрямую спросить его окружающим слишком страшно; фиксировать обращения; собирать новости по всей Школе, а потом рассказывать ему их, посмеиваясь и поправляя видимые только Бруку бантики в видимых только ему косичках. К чему слизеринка не была готова, так это к тому, что уровень ее заботы о счастье, комфорте и благополучии ее молодого человека приведет к заботе о домашнем питомце Тома.

Да, кажется, Люцифера пора было кормить. Когда-то давно, когда у них со слизеринцем еще ничего толком не началось, девушка стала свидетелем поглощения змеей своего ужина – нельзя сказать, что зрелище слишком уж приятное, но для старосты факультета змей оно было не страшным и не противным. В общем, если считать реакцию на поедание питоном мыши определяющим свойством неженок, то Кори к ним не относилась. Вопреки убеждениям невыносимого (невыносимо обожаемого) еще-не-профессора Брука.

Не самый, должно быть, приятный запрос для любителя животных, не так ли? Однако Мастерс не нашла на полках ни клеток с мышами, ни клеток с крысами; птицы в продаже были, но у девушки разорвалось бы сердце, соверши она подобное преступление против пернатых; а раз на полках клеток не нашлось, пришлось обратиться за помощью к продавцу.

– Добрый день, – Кори, неизвестно откуда знакомая с основами этикета (или дело не в этикете…), постаралась снять перчатки как можно менее заметно, не поднимая рук, после чего переложила их в левую ладонь. – В Вашем магазине ведь продаются змеи, не так ли? Тогда, полагаю, мой вопрос не должен застать Вас врасплох, – девушка улыбнулась и помолчала пару мгновений. – Мне нужны мыши. Одна среднего размера или две небольшого. Как Вы понимаете, окрас не имеет никакого значения. Сколько с меня?

Не спрашивая, могут ли ей помочь. Не спрашивая, найдется ли хоть одна крошечная мышка в магазине для продажи. Не спрашивания совершенно ничего, ведь это школа Томаса Брука – он никогда не задает вопросов, если желает что-то получить.
Белл Сезенс # 5 ноября 2022 в 23:36 0
«А ты точно слизеринец, Сезенс?»

Если бы Беллу Сезенсу каждый раз отстёгивали по сиклю за этот вопрос, он бы покрыл стоимость всех своих школьных мантий. За семь курсов их скопилось немало, за семь курсов таких вопросов не возникало — хотя слизеринский галстук обычно был перекинут через плечо или зажёван очередной зверушкой с его любимого урока. Вопросы появлялись уже после выпуска — они шли в комплекте с новоприобретенными знакомыми в барах, друзьями на матчах и напарниками в экспедициях.

Ему было далеко до змей. Добродушный, скабрезный юморист, обменявший амбиции и хитрость на всеобщее рубашество и парнишество, — а ты точно? да? не ошиблась ли Шляпа там? Не обладающий повадками и качествами змей, Белл давно определил свои предпочтения среди пресмыкающихся: всё решила встреча в том же «Зверинце» далекие двадцать лет назад. Мистер Тиллботт, Тилли, неловкий и забавный черепашонок из террариума в конце зала, выросший в мудрую черепаху, верный питомец, лучший друг. Был лучшим, им и останется; от смерти, оказывается, не защищают ни плотный панцирь, ни колкие клыки — это Белл определил не так давно.

– Добрый день. В Вашем магазине ведь продаются змеи, не так ли? Тогда, полагаю, мой вопрос не должен застать Вас врасплох.

А пресмыкающиеся послушно пресмыкаются под человеческой рукой — стейки из драконьего мяса нелегально подают на роскошных банкетах сильных мира волшебного, выделанная драконья кожа идёт на штопку аврорских камзолов и защитных перчаток, а сердечные драконьи жилы протягиваются вдоль хребтов волшебных палочек. Ботинковые, ременные и перчаточные крокодилы; ишачья кожа, саламандрова кровь, змеиный яд — удивительно безотходное производство правит на рептильском рынке. И даже черепахи — даже они. Даже их.

Будете сытный деликатесный суп на обед? И их нерожденных детей — на закуску перед основным блюдом? А хотите изысканный панцирный гребень для волос супруги в качестве подарка на годовщину? Заколки? Шкатулку, чтобы сложить всё это добро: и гребень, и заколки, и ложку для супа?

– Мне нужны мыши.

Поэтому Белл однажды щедро навалял пинками однокурснику, заикнувшемуся о мячной судьбе для Тилли, и он же продавал зверушек, предназначенных для пожирания других зверушек. Улыбался, отправляя на заклание пушистых и пернатых, улыбался, следя за изощрённой руганью рунеспуров во время кормления, улыбался, когда шутил про всесжирающего василиска — и как было бы замечательно, сожри он и преподавателя по Защите от Тёмных искусств; тогда не придётся писать сложный тест в начале занятия, вот будет прекрасно. Правда же: смешно и удобно.

И улыбается вошедшей слизеринке, желающей купить мышей для прокорма своей змеи. Улыбается из-за простого осознания: не продаст он — продаст кто-то другой, или притащит полёвок приблудший школьный кот, или доставят домовые эльфы букет из крыс. Никто не оставит своего питомца голодным, хозяйская змея так или иначе заглотит носик, потом хвостик, а затем повторит трапезу ещё раз. «А ты точно слизеринец, Сезенс?» — точно, не сомневайтесь; потому что умеет расставлять приоритеты и выбирать важное близкое, а не далёкое всеобщее. Не вставлять волшебные и дрессировочные палки в колёса жизненной круговерти, которую всё равно не остановит.

— О, мадам, меня трудно застать врасплох, — меня и на рабочем месте бывает трудно застать, но все мы понемногу учимся ответственности. Белл знаком попросил подождать его — мыши так мыши, сколько их там, хватит в любом случае, — и удалился за товаром.

– Одна среднего размера или две небольшого. Как Вы понимаете, окрас не имеет никакого значения. Сколько с меня?

— На любой вкус — раз уж цвет Вас не интересует, — он усмехнулся, а на стойку приземлилась клетка; через решетку робко пробивались нежные мышиные носы. — В любом случае, один мышонок обойдётся Вам в двадцать четыре галлеона. Любой окраски и комплекции. Выбирайте, мадам.
Kori Masters # 21 декабря 2022 в 15:29 0
А ты не хочешь опровергнуть пятый пункт закона Гампа?

Однажды, возможно. Амбициозности Кори можно было бы позавидовать, когда речь шла о пространственно-временной магии; особенно временной ее части. Слизеринка всерьез решила, что однажды докажет, что время пластично, что оно имеет физически осязаемую структуру – просто для этого нужно его увидеть и выйти за рамки трех пространственных измерений, – что временем можно управлять, что его можно преобразовывать… Когда-то люди не знали все те вещи, что знают сейчас, верно?

Рискуешь, – проносился в голове чей-то насмешливый голос, – вся в меня.

Решив копать глубже, будь готов к тому, что там, в этой глубине, ты можешь встретиться с тем, к чему не будешь готов.

Кори пока что не баловалась всем этим временным и пространственным, не создавая никаких парадоксов, только изучая и строя теории, исследуя гипотезы и теории других. Как вам теория Кэрролла о существовании параллельных миров и возможности перемещаться между ними, используя поверхность зеркал? А теория Аллена о существовании Силы Скорости, благодаря которой перемещения во времени возможны, но вызывают погрешности, именуемые призраками Времени? А Уэллс? А Смит? А Баттон? Изучить все – положить на это свою жизнь; что-то и вовсе окажется теориями нерабочими, но все равно хотелось.

Потому что хотелось бы понимать, как иногда Кори, всего лишь моргнув, пропускала несколько недель своей жизни, не двигаясь с места. А может ей казалось, что она не двигается? И продавец в зверинце уже давно потерял ее из виду, забыл о том, что девушка приходила за этими несчастными мышами да даже не заметил, как она исчезла? Но почему тогда Мастерс, открыв глаза после короткого движения ресницами, очутилась вновь в этом же магазине, с этими же перчатками в руках, да все в том же теплом пальто? Перед ней были эти же мыши в клетке, вот только на календаре уже был декабрь.

А мыши ей были к чертям не нужны.

– Я… – несколько неуверенно начала Кори, а потом прочистила горло, сдавленно кашлянув, и улыбнулась. Даже не дежурно: в кармане пальто ощущался вес ключей от лондонской квартиры, в голове мерцало огоньками желание подарить себе самой самый прекрасный рождественский подарок, где-то в сердце зарождались приятные покалывания от новых знакомств. А еще было довольно приятно видеть не просто продавца. Слизеринца.

– Я прошу прощения, если я не знаю каких-то культурных особенностей, но все-таки до мадам мне еще либо рано, либо, – девушка слегка вытянула руки вперед и усмехнулась, – мои руки слишком чисты, – намекнула она на отсутствие колец.

Кори подошла чуть ближе к стойке, взглянув на мышат, и улыбка на мгновение треснула. Нет, слизеринка все еще осознавала необходимость змей питаться живым кормом, понимала, что такое цепь питания, но ее словно кольнуло осознанием того, какая она была. Что вообще ее заставило пожелать кормить чужую змею? Шутить, называя Люцифера "приемным"? Какая глупость.

– Считаю, что владелец змеи сам в состоянии найти мышей для своего питомца, да и в Замке их достаточно, – девушка хмыкнула и понадеялась, что это не прозвучало громко, – если поискать в местах, где они обычно водятся, конечно же. Давайте оставим, – "мадам" (о переводе думать не хотелось) Мастерс протянула руку и легко коснулась розового носика, – этих ребят ждать своего хозяина? А мне нужна Ваша помощь, мистер…

Переведя взгляд на мужчину, Кори посмотрела на него со вполне определенным вопросом. Что там говорит этикет? Знакомство позволительно или нет?

– Думаю, что это не первый раз, когда я захожу к Вам, чтобы подобрать себе питомца. Хотелось бы узнать, как я могу к Вам обращаться. Меня зовут Кори Мастерс, учусь на Слизерине, недавно переехала из школьного общежития в Лондон, – мягко блеснув взгляд, – и одной из причин стало желание завести собаку. Не поможете с породой? Я больше в птицах разбираюсь, но вряд ли Вы продадите мне птицу-гром, – девушка тихо посмеялась, а после решила описать желаемую породу самым понятным, по ее мнению, словом.

– Мне нужна собака-зефир.
Белл Сезенс # 5 января 2023 в 16:26 0
Тролльничество по трансфигурации не отнимало права на воображаемые превращения всего и вся во всё и вся. Такова интимность мышления – в интерпретативной мифологии Сезенса падающие белые снежинки превращались в белых щенков в момент соприкосновения с земной поверхностью. Превращались в сугробы – собак побольше, или оставались совсем крошечными щенковыми снежинками, оседая на шапках и шарфах прохожих, – детское воображение одинаково восторженно запрокидывало голову и наблюдало за непривычным для Италии снегопадом. Пушистым, белоснежным и нежно кусающим за нос. Ковыляющий лапами, мельтешащий хвостом и лижущий щёки снегопад. Что это, что это такое? – нетерпеливый вопрос и нетерпеливое дёрганье за рукав. Это снег, – терпеливое мамино объяснение с улыбкой. Нет, это же щенки! – резонное возражение.

Как же не щенки, когда они и есть?

И если Венеция – это рыба, то Лондон был собакой. Английским кокер-спаниэлем, белым с палевыми ушами и мордой, потому что грязные лужи, побуревший снег, потому что оба – привлекательные явления для полоскания в них и ушей, и морды. Снег здесь шёл не менее редко, но когда шёл, то щедро подметал своими ушами и лужи, и расквашенную землю.

Молчание – или ступор от первоначального молчания – или молчание от изначального ступора – неважно: Белл не будет гадать, расспрашивать или предлагать помощь, как это делают настырные консультанты в лавках напротив. Нет, спасибо-спасибо, я просто смотрю (а даже и собираюсь покупать, то Вы правда думаете, будто я не состоянии самостоятельно попросить помощь? Бефана-подметальщица помилуй, я же взрослый человек!). Ей нужно подумать – так пусть думает, он совсем не против; разве что слышится нарастающая беседа о голубях возле двери, а на стойке копятся талоны с назначенным временем ветеринарного посещения. Всё равно. Писк мышей и скрежет железа на расстоянии руки слышится отчётливее всё равно.

Дело в них? Ей стало жаль... мышей? Пик клиентоориентированности Белла заканчивался на обходительности, отзывчивости и обаятельности, размышления же оставались на его совести, а совести было всё равно. Воображению было всё равно. И фантазии было наплевать. Естественная реакция, нормальная. Как и жалость к мышам; если это, конечно, она.

Терпеливое ожидание нарушилось глухим оконным пристуком; в помещении магазина стало светлее. Белл повернулся, на секунду теряя из вида покупательницу мышей. За окном замельтешили хлопья. Пошёл снег. Скоро весь Лондон будет усеян белоснежными щенками, и улыбку уже не скрыть.

Девушка подала голос растерянным «я», и Сезенс ободряюще кивнул, показывая, что всё в порядке. Что он готов подождать и не торопит, как это делают нетерпеливые учителя, раздражённые покупатели в очереди и тяжёлые, переломные решения – тогда, когда им заблагорассудится. Сам знает, как это бывает.

– Я прошу прощения, если я не знаю каких-то культурных особенностей, но все-таки до мадам мне еще либо рано, либо... – руки оказались к нему чуть ближе, и Сезенс осознал свой просчёт, – мои руки слишком чисты.

Да, Белл, рановато! И как ты оправдаешься? Чуть громкий вздох, свидетельствующий о раскаянии в недальновидности. Недальновидности в давней привычке.

– Конечно, как я не заметил! Вы ведь и перчатки сняли, как тут не заметить чистоту рук, – улыбка становится шире: он и извиняется, шутя, и явно стремится наладить контакт, – не воспринимайте на свой счёт, прошу! Вы выглядите прекрасно, – и молодо; а вот этот комплимент совсем необязателен, хотя бывают ли необязательными комплименты? – это у меня такая привычка. Могу подобрать что-то более... мадемуазель? синьорина? мисс?

Список возможных обращений прерывается смешком:

– Не могу не заявить, что последнее Ваше «либо» легко исправимо, – не сердитесь на меня только, хорошо? Этого я точно не вынесу.

– Считаю, что владелец змеи сам в состоянии найти мышей для своего питомца, да и в Замке их достаточно. Давайте оставим этих ребят ждать своего хозяина?

Так она не Ваша? – вопрос не озвучивается, оставляя наедине с удивлением и осознанием: нет, дело не в сочувствии к мышам. Белл переводит взгляд на клетку, меняя улыбку на усмешку. Повезло вам сегодня, да?

– Ваше желание – закон, – легко соглашается он, – хотя мне, разумеется, обидно оставаться без сделки, продажа мышей, знаете ли, дело прибыльное!.. Но я очень сильно постараюсь пережить факт их обильного наличия в Замке.

– А мне нужна Ваша помощь, мистер…

– Я не кусаюсь, – отвечает с улыбкой, разрывая короткую заминку.

– Думаю, что это не первый раз, когда я захожу к Вам, чтобы подобрать себе питомца,даже так? Искренне заинтересованный Белл слушает дальше: – Хотелось бы узнать, как я могу к Вам обращаться. Меня зовут Кори Мастерс, учусь на Слизерине, недавно переехала из школьного общежития в Лондон.

– У нас много общего. Я тоже недавно переехал в Лондон и учусь на Слизерине. Правда, – притворный вздох и почёсывание щеки, которую следовало побрить ещё вчера, – уже в прошлом. Белл Сезенс, – представляется продавец, становясь Мистером-Я-Не-Кусаюсь-Сезенсом и улыбаясь, – рад знакомству с, видимо, будущей... будущим постоянным клиентом?

– И одной из причин стало желание завести собаку. Не поможете с породой? Я больше в птицах разбираюсь, но вряд ли Вы продадите мне птицу-гром.

– Нынешние поколения слизеринцев всё чаще приходят ко мне с... вполне обычными, на самом деле, для их возраста просьбами о питомцах, – Белл хмыкает, вспоминая вполне конкретную слизеринку, и в хмыканьи нет ничего, кроме забавы. – Птицу-гром оставим исследователям, а с собакой я с удовольствием Вам помогу.

– Мне нужна собака-зефир.

– Собака… зефир? – превращение улыбки в усмешку и усмешки в обратную улыбку завершилось громким смехом. – Только не говорите, что вы имеете в виду сладость – все собаки сладкие!

За весь этот диалог, включая молчаливые паузы, неуловимый стук снежинок об окна, перебрасывание шутками, настроение Белла менялось от спокойного до радостного; радость нагрянула с последней репликой, точнее – просьбой. Собака-зефир была не более чем ассоциацией, но такой же знакомой и родной, как и его щенки-снежинки. Так вовремя падающие сейчас за окном.

– А если Вы про форму, то у меня есть несколько вариантов. Пудели, например, весьма похожи на королевский зефир, с этими их пышными шапками. Лабрадоры! Хотя нет, лабрадоры, скорее, пломбир, а не то, что нам нужно, – высказывания сопровождается листанием каталога с породами и показыванием их Кори Мастерс. – Зато вест-хайленд вполне себе расслоившееся безе. Но зачем нам расслоившееся? А что насчёт самоеда? Двадцатикилограммовый и отборный, но для квартиры, конечно, не годится. Шпицы поменьше, и всё же, – и всё же, Белл, стоит видеть разницу между собаками-сугробами и собаками-зефирами, – и всё же не то. Тогда остаются...

Палец замер на странице с белыми и воздушными собаками. В самый раз воздушными.

– Да, вот они! Они и остаются. Болонки. Бишон-фризе и болоньез – то, что нужно. Настоящие зефиры, особенно если выбрать правильную стрижку. Есть ещё мальтийские, но они больше похожи на расплавленный зефир. Шерсть без завитков, – поясняет Белл, с нежностью рассматривая картинки, пока в голове мешаются снег и зефир, итальянские и отчего-то английские собаки, подметающие ушами грязь. Откуда взялись только?
Kori Masters # 6 января 2023 в 16:34 0
Сразу же после того, как Кори узнала, что живет в неродной семье, она начала считать себя валлийкой. В этом совершенно не было логики: девочка, найденная ее приемными родителями, могла оказаться кем угодно – в национальном смысле, хотя, возможно, и не только в нем. Но в тот самый переломный момент она, согласно кивнув своим подтвердившимся подозрениям, решила, что она будет валлийкой. И нет, Кори не ударилась головой в следование традициям: не участвовала в парадах на День Святого Давида, не дарила никому деревянных ложек, не ходила по домам с лошадиным черепом на палке в Рождество, а от внешнего вида… тортов ее и вовсе воротило.

Но получилось прийти хоть к какому-то самоопределению. Когда ты не знаешь, кто ты, и почему у твоих родителей другая фамилия – быть может, меня и вовсе зовут не Кори Мастерс? кто вообще дал мне это имя? оно было написано, словно… наименование товара на этикетке, так мама сказала, – а еще не знаешь, какая кровь в тебе течет. Третья отрицательная – редкая в принципе, редкая для жителей Великобритании и не дающая никакой информации о тебе совершенно.

Но что маленькая Мастерс точно приняла себя из валлийского мира, так это то, что они – не британцы. Здесь можно несколько сморщить носик, фыркнуть и закатить глаза. Да, конечно, сэр, Уэльс является частью Соединенного Королевства. Да, безусловно, технически Вы правы, несомненно. Англофобия, простите? Вы еще и англичан с британцами путаете? А про кимрофобию слышали? Вам бы провериться… Кори рано узнала и поняла, что немалое количество людей очень трепетно относятся к своей национальности. У кого-то это в характере, у кого-то в книжках по истории и во взглядах семьи, а потому уже и в крови – вне зависимости от ее группы и резус-фактора.

– Могу подобрать что-то более... мадемуазель? синьорина? мисс? Комплимент своему внешнему виду она отметила, но отвечать на него не стала, будучи настоящей представительницей дома Воды. Конечно, Кори выглядела прекрасно, в этом не было никаких сомнений; пара перышек, тем не менее, довольно расправились.

Франция? Италия? Англия?

Девушка также не упускала возможности погрузиться в валлийский язык – настолько, насколько это было возможно. Он звучал смешно и как будто бы по-инопланетному, и на нем говорила только мама, а отец называл себя недостаточно “лингвистически подкованным”, поэтому прекрасно жил, используя в основном английский. В любом случае, им приходилось читать на валлийском газеты и рекламные слоганы на улицах Суонси. Так Кори начали интересовать языки, потому как на одном из двух, что должны быть ее родными, она все понимала, но все-таки сказать не могла и пары слов.

Прямо как собачка, да?

Девушка могла много говорить: ей не было трудно и делиться переживаниями, и рассказывать забавные истории, и просто болтать о ерунде. Со стороны, вероятно, казалось, что она только и делает, что говорит, не слушая и не слыша никого из окружающих; потому, вероятно, было крайне удивительным, как много она замечает, подмечает и, подмечая, анализирует. Молча, не говоря ни слова, запоминает каждую деталь. Оставалось только распутать временной клубок из первого сказанного и последнего, не задев тонкую нить в середине, а также в середине двух середин. Лучший способом поиска кончика нити стало решение снять верхнюю одежду.

– Для последнего легко исправимого “либо” еще не наступило подходящее время, мистер Я-Не-Кусаюсь, – слизеринка весело усмехнулась и, не спрашивая, аккуратно положила пальто на стойку подальше от каталогов с питомцами и небольших бумажек в относительно ровной стопке. В этом не было наглости, не было и пренебрежения, а потому Кори не посчитала нужным ни спрашивать разрешения, ни извиняться. Ей просто показалось, что выбор правильной собаки затянется на некоторое время. – Как быстро Вы меняете имена – за минуту стали теперь уже мистером Сезенсом. Рада знакомству. И не могу ответить Вам тем же, – предупреждая немой вопрос, девушка продолжает. – Я иногда кусаюсь, – и если бы они были знакомы хоть немного дольше, ее реакцию можно было бы легко считать, – но всем нравится.

А зонтики в стаканчиках с эгг-ногом точно не перепутали при продаже? Что за несвойственная веселость? Будто бы в паре с каждой снежинкой за окно падает маленький колокольчик.

Но я ведь сегодня не пила эгг-ног.

– Рад знакомству с, видимо, будущей… – Мастерс огромным усилием воли удержалась от ухмылки, а свою бровь – от изогнутого скачка, – будущим постоянным клиентом?

Франция или Италия – в английском языке нет категории рода у прилагательных.

Озвучивать то, что она поняла – переезд был не из другого города Великобритании – девушка не стала, подумав, что тогда и лежащее на стойке пальто можно будет счесть за оскорбление. В конце концов, даже то, что технически не является ошибкой, кто-то считает грубостью. Что точно не было грубостью, так это постепенное сокращение расстояния между Кори и стойкой, хотя, казалось бы, когда она клала на нее одежду…

Каждый новый тонкий слой упавших на грязные лондонские улицы снежинок за окном – как легкое, едва уловимое скольжение рук по деревянной гладкой поверхности. Пудели, например, весьма похожи на королевский зефир, – изящно сложить кисти, касаясь стойки лишь кончиками пальцев нижней; не выражая чрезмерной заинтересованности и любви к пуделям и к картинкам из каталога. Лабрадоры, – угол стойки поглаживает изнутри левую ладонь, на которой все так же спокойно лежит правая; нет, дело не в пломбирности лабрадоров, а в том, что они весят столько же, сколько она сама, если не больше. Зато вест-хайленд вполне себе расслоившееся безе, – одновременно с удобно расположившимся запястьями поворачивается немного шея; так, чтобы с каждым перелистыванием страницы не приходилось крутить каталог, а можно было просто положить его перпендикулярно стойке. Самоедская лайка – скользнувший из невесомости на твердую поверхность локоть; шпиц – с прежним же и привычным изяществом приподнятное плечо.

Мастерс расцеловала бы каждую из этих собачьих макушек, каждый из этих собачьих носов; а щеки у псов бывают? и если бывают – можно ли их поцеловать? или после этих макушек и носов остается только выразительно посмотреть и надавать на плечо, чтобы уложить на спину?..

… Конечно же, чтобы погладить мягкий и теплый собачий сладкий живот.

И вновь: Франция или Италия, бишон-фризе или болоньез. На мальтийскую болонку Кори совершенно не обратила внимания, а эти две собачки показались ей попаданием в яблочко – или в сердечко. Если бы было два сердца – в каждое попало бы по болонке. Девушка и не заметила этот новый слой упавших снежинок – ладонь оказалась на глянцевой странице каталога; совсем рядом, словно подтверждая верность анализа покупательской потребности. Но разглядывать плоские картинки больше не хотелось – одна из этих собачек и так скоро будет живой и настоящей в ее квартире, окна которой выходят на главный вход в зверинец – а вот поднять немного голову и упереться взглядом в профиль и в щеку, которую следовало побрить еще вчера.

– У тебя есть собака, Белл? – голос Кори в непривычной тишине зимнего вечера прозвучал несколько спокойнее и тише обычного, а оттого немного вкрадчиво, будто бы этот вопрос был задан не для того, чтобы узнать, есть ли у Сезенса питомец. Словно совсем не для этого.

Мастерс не была бы собой, если бы в следующую же секунду смутилась и поспешила улыбнуться, отведя скромно взгляд; если бы кашлянула, стараясь скрыть неловкость, и перевела бы тему; если бы отвернулась и отодвинулась подальше от каталога и от стойки. Она была собой и собой быть продолжала, совсем легко и мягко улыбаясь и продолжая смотреть на владельца магазина – своим прямым и более открытым, чем всем обычно кажется, взглядом. Взглядом, замечающим, подмечающим и запоминающим каждую деталь.

В английском языке нет категории рода,как нет и разницы в обращении на “ты” или на “Вы” – вот почему обращение по имени становится настолько важным.

Она едва заметно – словно по-змеиному – оглядывает его лицо; слишком смело и дерзко для новой знакомой, потому что слишком близко – делай она то же самое недалеко от входной двери или разглядывая магазинные полки, в этом не было бы ничего такого, отчего тихий, очень тихий голос на краю сознания говорил бы, что пора отодвинуться подальше и перестать, прекратить, закончить так смотреть. Голос, впрочем, оказался слишком тихим. Тише снежинок, неуловимо стучащих об окна.

– Италия, верно? – не убирая пальца с изображения одного из бишонов, Кори улыбнулась более заметно: изгиб улыбки был достаточно мягким, чтобы посчитать вопрос всего лишь уточнением происхождения породы собак, а не чем-то личным; изгиб брови и блеск во взгляде был достаточно читаемым, чтобы начать сомневаться, что речь все еще идет про собак. – Болоньез. Это совершенно точно она, ведь именно так и выглядит в моем представлении зефир.

За окном раздался негромкий звук взрывающейся хлопушки – должно быть, уличные продавцы с той улицы, что часто рассматривала Мастерс, демонстрировали прохожим свой невероятно качественный товар. Совершенно точно с той улицы – или с какой-то другой, но не у самого входа в магазин, иначе хлопок резче бы нарушил повисшую ненадолго тишину. И все же этого звука хватило, чтобы слизеринка отвела взгляд – не из смущения, а лишь по требованию ею самой же составленных правил и норм вежливости – и отклонилась, убирая руки со стойки.

– Признаться, я думала распределить это на несколько визитов, но передумала, – почти не заметная усмешка – незаметная из-за поворота головы в сторону сумочки, куда идеально помещался рабочий ежедневник. Ежедневник в твердом переплете в виде старой идеально-синей полицейской будки, корешок которого был слегка сломан между двух летних страниц. Там совершенно точно что-то долго лежало, как закладка в книге, и именно на этих страничках блокнот открывался чаще всего. Сейчас, однако, девушка его открывать не спешила. – Ограничения на число питомцев ведь не существует? Мне нужна белая сова в подарок и, – не сдерживая улыбки и блеска во взгляде, – вторая собака.

Подсчитывать слои упавшего на землю снега было бессмысленно, все равно собьешься со счета да проиграешь – самому себе; но еще один, что был бы совсем незаметным, упади он на улицы Лондона первым, стал вполне различимый сейчас, покрыв дюжину слоев снежинок до этого.

Обратно – на полшага ближе.
Белл Сезенс # Вчера в 18:57 0
– Для последнего легко исправимого “либо” еще не наступило подходящее время, мистер Я-Не-Кусаюсь.

Возможность не смотреть на время тайком и не косится на часы исподтишка была получена Беллом Сезенсом после школьного выпуска. Удивительно удобная возможность, почти привилегия; семь учебных курсов — семь длинных часов, прошедших под унылый скрип перьев, под гул записочных фениксов, испепеляемых сердитым взмахом преподавательской палочки, и прожигание взглядом старинного циферблата.

Единственный урок, позволяющий не пялиться на стрелку часов, был его любимым: возле вольеров, загонов и стойл часы не прикрепишь, а то будут как не пристрочи кентавру хвост; кентавры любят строчить предсказания и не любят хвостовую двойственность. Школьный урок стал делом жизни и увлёк в череду поездок, в долгие пятнадцать лет скитаний, вынудил прикупить наручные часы. Пользоваться ими, однако, не заставил. Только изредка — свериться с временем кормления, проверить частоту схваток, узнать, открылся ли там местный бар или надо ещё подождать.

За окном разыгрался снег, а в зверинце царит тепло. И для питомцев, и для посетителей. И для снятого пальто посетительницы, положенного на стойку.

И так тянет посмотреть на время сейчас: уже семь часов, и можно пойти домой по заснеженным улицам — пойти, а не дежурно аппарировать, как обычно; снегопад бывает не каждый день, как и ватага снежных лап не каждый месяц радостно рвётся с небес на землю. Идти и колокольчато смеяться, чертить ботинками рожицы на заметеленной брусчатке, не стесняясь прохожих с собаками на повадках и собаках на полях меховых колпаков. Дойти до дома, скинуть всю лишнюю одежду и устроиться на диване в компании пузатого чайника, добавляя в чашку половину ложки сахара — больше и не требуется для того, чтобы стало жарко и расслабленно, чтобы захотелось прилечь уже на кровать — и блаженно прикрыть глаза.

Уже семь часов? Или только пять, шесть (точно не меньше), — и ещё нельзя, ещё рано: нельзя тянуть пальто за рукав, рано закрывать кассу, трепать служебную сову по голове, поворачивать ключ в замке и уходить, спешно гася свет не у себя в спальне, а в основном помещении магазина?

Сколько там часов, чёрт возьми?

— И хорошо, что не наступило, — вместо взгляда на настенные часы отвечает Белл, почти смеясь, — не советую с этим спешить: можно разочароваться и вообще забросить это “либо”, — семь, пять или шесть? Мерлин, мне надо знать! — либо разочароваться и тянуть до последнего, пока оно само себя не устранит. Не советую, — повторяет, и смех в голосе всё ещё различим, но глаза серьёзнеют совсем не к месту, где обитает только счастье соединённых звериных и человеческих сердец. — Но это я по опыту своих друзей, а мы тут про собак, верно?

Верно же? Собаки вообще очень славные, и всегда к месту.

– Как быстро Вы меняете имена – за минуту стали теперь уже мистером Сезенсом. Рада знакомству. И не могу ответить Вам тем же. Я иногда кусаюсь, но всем нравится.

— Ещё несколько минут, и я стану просто Беллом, — ещё несколько минут, мистер Я-Не-Кусаюсь, Мистер Сезенс, просто Белл, и ты забудешься, можно будет уже и не смотреть на время, на него посмотрят за тебя — и этот взгляд тебе не понравится. — А не кусаюсь я только на работе. Тут хватает кусающих и цапающих — знаете, как трудно составить им конкуренцию в симпатии у покупателей? Да я даже пытаться не буду!

Пытаться — да, пытаться он не будет. А ещё не будет пытаться листать каталог, ощущая тёплое дыхание рядом, ещё ближе, и через страницу покусывать губы, пытаясь их увлажнить. Удерживать взгляд исключительно на рисованных белых собаках, беззвучно тявкающих с бумаги — живые ненастоящие картинки с породами, как и неживые снежные щенки, не выдерживают конкуренции с живыми и настоящими; он даже не будет возражать. Шутить так же весело, играя словами и смыслами — каких ещё потенциальных клиентов он ждал в разгар зимних праздников, если не школьников. Не думать о том, что кусаться вполне может начать и на работе — не совсем он, а его щека, но его щека — это всё ещё он. Можно попытаться переключиться на настенные часы, входную дверь, взглянуть на оставленное на стойке пальто и предложить отлевитировать его на вешалку. Ещё чай предложи — и побольше шуток, пытающихся не перебраться за грань!

– У тебя есть собака, Белл? – вопрос не заметить было проще, чем всё остальное, и вовсе не из-за тихого голоса. Узкая ладонь без перчатки на странице с болонкой — и свою широкую убирать глупо. Болонки две — каждому хватит, можно и не убирать руку, ей там хорошо лежится.

Да, точно. Мы всё ещё про собак. Такие славные — эти собаки. Люблю собак.

— Есть, — улыбка расползается подобно снежной насыпи на дорогах, снежным шишугам, залепляющим окна, — две.

Маленький бассет-хаунд, взятый из питомника — он только выпустился тогда, и Баск стал его первым псом. С печальными глазами и ласковым нравом, предпочитающий прогулкам лежание под хозяйским боком. Страшно подумать, как давно это было — страшно не за себя и свои воспоминания, а за то, сколько времени для сбора воспоминаний осталось. Сколько он ещё продержится на волшебной подкормке и достижениях современных магозоологов, работающих и во благо простых зверей? Белл не знает, и может лишь продолжать собирать воспоминания, хранить и перебирать их.

Лучший на курсе по аппарации, лучший на курсе по изучению магических существ — Сезенс изменил аппарации в тот день; в другую страну самостоятельными силами не перебраться, тем более с немагическими существами под мышкой. Мечтал об этом с первого дня выпускных экзаменов, уже точно решив, что пустится в экспедиционное кочевничество и дарреловские подвиги, но задержался ещё на полгода в Лондоне — мелькнувшие длинные тёмные волосы, мелькнувшее аврорское тёмное пальто. Случайные встречи происходят и в барах, и в зверинцах, случайные встречи не просят остаться, откинув прежние планы, но ты остаёшься по велению сердца, очарованный и влюблённый. С собакой и черепахой путешествовать не с руки, не так уж мне это было и нужно, осяду здесь и буду рядом, когда-нибудь потом пущусь в мировые бега.

Когда-нибудь потом — полгода, и он уже оформляет разрешение на выдачу портключа в Сальвадор, покупает две ударопрочные клетки — черепашью и собачью, обрабатывает их дополнительными заклинаниями: вдруг что произойдёт при транспортировке. Собирает чемоданы и прощается с квартирой, опустевшей без животных, тёмных волос и вещей, с родителями и Лондоном.

— Баск, мой любимый старик — надеюсь, проживёт столько же, сколько ему сейчас. И Широппо — он с лета со мной. С нами, — уточняет, — со мной и Баском.

Маленький лабрадор, подаренный родителями — возвращаться в родительский дом можно с пустыми и чистыми руками, с недописанной научной работой, с одной клеткой из двух и кладезем смешных историй, накопленных за годы поездок. Там примут с любыми руками и в любое время. Подарят собаку, о которой он тоже когда-то мечтал — детские мечты не забываются, и раз уж он решил остепениться...

– Италия, верно?

Болонка, верно?

— Болоньез. Это совершенно точно она, ведь именно так и выглядит в моем представлении зефир.

— Хороший выбор! Любая собака — это хороший выбор, разумеется, но болонок у нас особенно любят. Не в «Зверинце», — на бишонов здесь заказов ещё не было: одна ивисская борзая, один французский бульдог, один американский стаффорд; продать итальянскую собаку — приятно и как-то льстяще, и приступ патриотизма уже стучится в грудную клетку. Патриотизма? Неужто? Усмехается мысленным оправданиями, отвечая на первый вопрос: — На моей родине.

Да, давай. Развлеки её рассказом — продавец из тебя так себе, а вот развлекатель отличный.

— Когда я был маленьким, мама обожала выписывать журналы на дом. Лабуду всякую, по типу «выращиваем смоковницу в саду, используя удобрения из гномьего дерьма» или «итальянские маги ахнули: чтобы приготовить омолаживающую сыворотку, нужно к слизи улитки добавить всего одну каплю...». Одну каплю чего-то, чёрт помнит, чего, — отрезвляющий отвар отлично подойдёт, — но я уговорил маму выписывать журналы и мне — по магической зоологии. В одном из них была колонка, посвящённая обычным животным. Про болоньезов так захватывающе писали — в прошлом их любили знатные дамы, графини и герцогини, принцессы, королевы, — он улыбается, невозмутимо поглаживая пальцем голову бумажной болонки, а затем поднимает взгляд на её будущую владелицу, не метя ниже положенного, не углубляя собственное дыхание. — Живи Вы до сих пор в Замке, можно было бы назвать Вас принцессой с болонкой. Жаль, что не в Башне, — очередной стук в грудь, звонкий смех, — ладно, не жаль, совсем не жаль, если честно.

Тишину прорезает уличный хлопок — девушка отклоняется от стойки, и Белл вновь вспоминает о вопросе времени, о тонком звоночке, сообщающем о наступившем или не наступившем часе. Не успевает взглянуть на стену и узнать.

– Признаться, я думала распределить это на несколько визитов, но передумала, – в её руках блокнот, не смотреть же мне на блокнот; лучше смотреть в глаза. – Ограничения на число питомцев ведь не существует? Мне нужна белая сова в подарок и вторая собака.

— Так всё-таки первый — и последний раз? — напоминает с мягким смешком о первоначальном обещании. — И нет, не существует, если Вы не собираетесь скупить весь наш пушистый ассортимент — вполне вероятно, что тогда у Министерства возникнут вопросы. Две собаки — две болонки? Или кто-то другой? Я слушаю внимательно, — смотрит прямо, готовясь выслушать новый заказ — новую ассоциацию или новую порцию болонок; пока разговоры не окончены, зефир не съеден, а снег не растаял, он будет продолжать смотреть прямо и не отрываться.

Растаявший снег, перемешанный часовой стрелкой — в каждой придуманной истории существует своя прореха, через которую утекает волшебство. Лежалый снег, погибшие щенки — он не будет думать об этом и гадать, каково им на небесах: ждать своей очереди, своего часа, своего места — обратного спуска с небес на землю.

Стрелка настенных часов замерла на четырех часах, и место было подходящим.
Grace Diamond-de-Kur # 7 декабря 2022 в 23:59 0
Когда Грейс очень хотела познокомиться с новенькой девочкой, которая чуть ли не круглыми сутками сидела в Общей гостиной, она и не подозревала о всех сюрпризах, скрывающихся внутри тогда ещё студентки ПО, а теперь уже слизеринки. Ещё в первые минуты знакомства Грейс была поражена скоростью речи 200 слов в секунду, но теперь бриллиантовая находилась ещё в большем шоке. "Мы общались всего... сколько, дня два?" - растерянно моргнула Грейс, когда наконец-то осознание происходящего упало на её хрупкие плечи, а Гюго выглянула из-за поворота, ну как выглянула... они столкнулись почти нос к носу, что было достаточно редким событием для Грейс, которая в кои-то веки решила побыть нормальным человеком и выбрала ботинки без километровой подошвы. Сейчас когтевранке предстоял первый выход на улицу за несколько последних недель и она была готова.

- Идём, Лондон ждёт нас! - кажется, в этот раз Грейс успела первой вкинуть фразу и, шустро подхватив слизеринку под руку, повела на выход из Хогвартса, да и из Хогсмида, в принципе, тоже, - Как там работа над яйцами, я слышала...

***

- Смотрии, какая красота! - уже в третий раз затормозила около одной из лондонских витрин Грейс.

Несмотря на то, что малюсенькие снежинки таяли, даже не долетая до кожи префекта, её нос был опущен в шарф, на руках красовались варежки и вообще вся она напоминала больше снежный сугроб, чем префекта школы Хогвартс. Нехотя оторвавшись от витрины, Грейс повела Гюго к Волшебному зверинцу, не понимая, как та ещё держится, что бы просто за счёт своей энергии не унести когтевранку к их цели. Разговор не умолкал и, наконец-то, нос Грейс всё-таки покинул своё укрытие в виде шарфика, а за ним показалась немного кривоватая улыбка.

- Никогда не разговаривай, если шарф находится в близости к твоему лицу, - немного недовольно объяснила когтевранка выражение своего лица, отплёвывясь от шерстяных ворсинок, которые прилипли к губам. Несмотря на это недовольство, в груди Грейс бушевало счастье, сейчас не хотелось думать ни о чём, кроме приближающихся праздников.

Раз уж ты мой главный герой я поднакоплю и куплю нам парных голубей.

Грейс тихонечко усмехнулась, вспомнив для чего они приехали в Лондон и весело взглянула на Гюго, которая оказалась ещё более "сюрпризной", чем казалось вначале. Когтевранка была просто в восторге от новой подруги, которой по сценарию предстояло вытаскивать её из лужи. Гюго была фейверком и если когда-то Грейс к этому относилась с настороженностью, а где-то позволяла себе и возмущаться, то сейчас она просто была безумно рада такой компании. Беззостановочно переговариваясь и смеясь, девушки добрались до зверинца.

- Ну что, мы пришли! - весело объявила Грейс и открыла дверь, пропуская Гюго внутрь.
Gugo Helwell # 8 декабря 2022 в 00:20 0
«Говорливый василиск» - именно такое звание гордо носила слизеринка, полученное за проницательный взгляд и количество информации потребляемой и выдаваемой ею. Но сейчас был особый случай. Девочка переступила порог практически рая и то, лишь потому, что тут не было разнообразия флоры. Открыв рот, она буквально замерла истуканом на входе, словно пыталась разглядеть сразу всё – а вдруг не дадут.

Посторонившись, давая пройти, легонько толкнувшей её в бок, Грейс, Хелвелл заворожено смотрела туда, где были еноты. Эти сладкие, по-другому и не скажешь, зверьки жили своей жизнью рядом с витриной. Гюго даже знала к кому из них протянула бы свои руки в первую очередь…

Голуби. Мы пришли забрать своих голубей.

Девушка стряхнула с себя наваждение. Уже все, с кем так или иначе пересекалась блондинка знали, что большего фаната животных в Замке, наверное, вряд ли можно было отыскать. Она была готова подарить свою ласку буквально каждому встречному, при этом имея четкий список тех, за кого хотела бы взять ответственность сама.

-Здравствуйте! Я вижу, у вас ажиотаж? Как хорошо. Надеюсь, многие животные найдут свой тот-самый-Дом -воскликнула девушка, увидев продавца.- Мы заказывали двух венценосных голубей.

Гюго широко улыбнулась и посмотрела бриллиантовую девушку. Их свел случайный шуточный тест, который и положил начало новой дружбе, распределив роли. Сверкающая староста Когтеврана в центре и ворчащая, но всегда готова вписаться второкурсница рядом. Им было нечего делить и нечего оспаривать друг в друге. И потому было легко.
Grace Diamond-de-Kur # 10 декабря 2022 в 01:31 0
Уже третий день слушая про всевозможных голубей, ящериц, василисков, орлов и всех остальных, Грейс была ужасно удивлена, как Гюго с её характером просто всех их не выкрала. Удивлена, но не расстроена, всё-таки она префект и должна иногда вспоминать об этом думать о всех студентах школы и о проблемах, которые могут они принести. Но сейчас, ловя взгляд подруги, Грейс была готова подарить ей всех енотов мира, даже если бы из-за этого слизеринцам пришлось искать другие подземелья. Задумавшись над тем, как же всё-таки убедить всех вокруг в необходимости продать Гюго енота, когтевранка и не заметила, как в глубине зверинца появился продавец. Да, наверное, и не заметила, если бы не звонкий голос Гюго.

-Здравствуйте! Я вижу, у вас ажиотаж? Как хорошо. Надеюсь, многие животные найдут свой тот-самый-Дом. Мы заказывали двух венценосных голубей.

Грейс улыбнулась подруге и потянула её поближе к прилавку, всё-таки кричать через весь магазин... Ну... Не камильфо.

Мы, конечно, ни-ни, но парные голуби у нас будут.

– Здравствуйте! – легко поздоровалась Грейс с продавцом и, полностью переложив обязанность по разговору с хозяином зверинца на Гюго, всё-таки начала осмотривать обитателей зверинца.

Ото всюду слышались писки, шорохи, скрежет, а где-то и вполне человеческие звуки и Грейс почему-то показалось, что в комнате Гюго через курса два, а может и меньше, будет царить примерно такая же атмосфера. Только хаоса будет больше. "Если бы Гюго слышала мои мысли, она бы обязательно сказала, что "вполне человеческие звуки" будет издавать она, когда с одной стороны будет домашняя по веб-магии, а с другой... Что-нибудь ещё", – тихо усмехнувшись, Грейс вернула внимание подруге и продавцу, а потом она вспомнила как назвала своего будущего голубя и постаралась не разорваться на две части, одна из которых тут же расхохоталась, а другая... ну а другая просто была.
Белл Сезенс # 24 декабря 2022 в 23:24 0
Икота сопровождала мистера Сезенса с первого дня работы в зверинце — вцепились пакостливым докси в парчовый диван, и проще было выбросить диван на помойку, чем вытравить докси из дивана.

Он не нервничал, это вообще на него не похоже; исправно пил воду, но влага не останавливала икоточный поток; иногда даже умудрялся вздрагивать от внезапного вольерного лязга, получая дозу целительного испуга. Не помогало. О нём просто вспоминали — не поклонники и поклонницы — а покупатели.

Мерлиновы панталоны, я никогда ещё не был настолько популярным!

Совы уже не долбились в окно, а деловито прошмыгивали в открытую дверь магазина вместе с очередным посетителем. Совиные караваны и сычиные вереницы тащили бумагу и деньги — преимущественно тетрадные листы и студенческие галлеоны. Приносили заказные записки («енота хочу!», «а можно мне кошку?», «что по нюхлерам, сможете достать?»), уточняющие ответы («чёрного в белую крапинку, пожалуйста», «её будут звать Матильда!», «в срок до Рождества, очень Вас прошу»), позвякивающие конверты. Каждодневное шарканье ног покупателей и шарканье лап смешивались, оставляя Белла наедине с продавщической участью и икотой.

Мисс Хелвэлл умиляла Сезенса. Её письма и просьбы он читал с неизменной улыбкой на лице. Отказывал — никаких енотов до четырнадцать лет, мисс, к сожалению. Соглашался — да, конечно, голуби, сколько угодно. Вспоминал — чёрт, я же был таким же. Не устраивая из мантии маскировочную передержку для горегубок и не отправляясь на охоту за единорогами в Запретный лес, как некоторые бешеные натуралисты, Белл Сезенс честно любил животных. Мозолил глазами и пальцами прутья клеток в зверинце в таком же возрасте, мозолил профессорские уши расспросами о звериных повадках.

А к сегодняшнему вечеру ждал одну знакомую покупательницу со специальным заказом. Голуби гордо жались друг к другу через стенки клеток. Надутые важные груди вздымались, изящные хохолки ходили ходуном при движении.

Две светлые головы появились на пороге — заметил их Белл не сразу, разговаривая в это время с другой клиенткой. Закончив, он подошёл к девушкам. Не заметил при входе, но теперь уже вполне определенные взгляды не заметить не мог.

- Здравствуйте! Я вижу, у вас ажиотаж? Как хорошо. Надеюсь, многие животные найдут свой тот-самый-Дом. Мы заказывали двух венценосных голубей.

— Салют! Ещё какой, и не без ваших стараний, мисс, — Белл весело подмигнул обеим покупательницам, потерев шею; последние загруженные дни давали о себе знать, а он, между прочим, не молодел, — найдут, конечно. Зачем же мы ещё здесь трудимся во благо счастливых союзов волшебников и питомцев? Вот сейчас состоится один... два из них, учитывая, что Вас тоже двое. Секунду!

Две птичьих клетки — у него же две руки, всё правильно, они для этого и были созданы, — оказались перед девушками.

— Ламинат и Вира к Вашим услугам. Я тоже, но уже не сегодня.

Не замявшись, продавец добавил:

— И ещё, мисс Хелвэлл! У меня для вас кое-что есть.
Gugo Helwell # 21 января 2023 в 11:49 +1
— Салют! Ещё какой, и не без ваших стараний, мисс

Услышав эти слова, Гюго смущенно покраснела и потупилась. Она была шебутной и любознательной и, если спросить тех, с кем она нередко контактировала в Замке, то с высокой долей вероятности большинство из них ответили бы, что самое частое, что они слышат от слизеринки, это «У меня вопрос». Касалось это самых разных тем и было обусловлено тем, что девочку ещё с детства приучили, что лучше один раз спросить и тебе либо ответят, либо откажут, чем додумывать не весть что.

Про любовь блондинки к животным и растениям слухи тоже ползли. Началось ведь всё ещё на Подготовительном отделении, когда она пошла на экскурсию в гриффиндорскую башню смотреть на кухню – морг и увидела их :расписные яйца файров. Это была любовь с первого взгляда. Хелвелл расспрашивала о них у всех, кто что-то знал или слышал и рассказывала о них подробно всем тем, кто был вообще не в курсе: и другим ПОшкам, и студентам, и преподавателям и директору. Рассказывала воодушевленно и взахлеб настолько, что бриллиантовый префект, которая сейчас стояла с ней плечом к плечу, уже через 15 минут попыталась ретироваться.
-Нет, яйцо нельзя, их уже давно не выдают.

Пойдя по следу девочка обнаружила, что в Когтевране тоже есть яйца и снова
-Нет, яйцо нельзя. Орлы только Когтевранцам в руки

Когда в первый раз попала в Лондон, ноги безошибочно привели её сразу к дверям волшебного зверинца и она была готова оставить здесь весь свой стартовый капитал, но его ещё не выдали.

Она знала каталог «Зверинца» наизусть и рассказывала об этом везде: за чаем, во время турнира на квиддичном поле, в гостиной, на лекциях, в домашних работах по Нежитеведению.. пошли шутки, что она новое воплощение Хагрида и они были настолько созвучны её душе, что она и не возражала. И продолжала вещать и заражать желанием стать чьим-то опекуном других магов..

И вот, после долгих попыток подобрать себе питомца, который дозволен ей по возрасту и был по душе, они с Грейс заказали себе парных голубей.

- Ламинат и Вира к Вашим услугам. Я тоже, но уже не сегодня.

Её сердце пропустило удар.
Какие же вы хорошенькие. Какие же вы…

Это были удивительные птицы. Огромные по голубиным меркам, они восхищали своим пронзительным лазурным цветом и добрым взглядом. «Венцы» на головах как будто говорили, что вот они – венцы творения, а совсем не люди.

Протянув руку, Гюго взяла тяжелую клетку со своей вирой и аккуратно положила пальцы на прутья, здороваясь со своей птицей.

Красавица.. какая же ты красивая.. А ведь ещё недавно люди не считали ваш вид голубями, считая, что вы…

— И ещё, мисс Хелвэлл! У меня для вас кое-что есть.
Голос мистера Сезенса вырвал слизеринку из собственных мыслей.
-Мм?

Гюго подняла глаза и увидела небольшого плюшевого енота. И покраснела. Снова. Однако, сдержать широкую улыбку было выше её сил, поэтому подняв блестящие глаза, девушка смущенно пробормотала

- Спасибо, мистер Сезенс. Я.. правда очень ценю этот жест. Спасибо за этот символ.

Она убрала плюшевого енота во внутренний карман пальто, как будто бы было все равно, что енот плюшевый и его все равно нужно было согреть в эти морозные дни.

-Спасибо большое. И простите, если доставляю слишком много хлопот. Мы, наверное, пойдем, у вас тут – блондинка, не сдержавшись, хихикнула – кутерьма. Но, до скорых встреч! И Счастливого Рождества!

Хелвелл легко коснулась Грейс рукой, призывая идти и вновь увлеклась знакомством со своей голубкой.
Grace Diamond-de-Kur # 21 января 2023 в 22:51 +1
Почему-то Грейс не пришло в голову узнать о характеристиках нового питомца. Вдохновившись красивой картинкой, она изучила информацию по уходу за птичкой, а теперь очень старательно держала рот закрытым, потому что "птичка" оказалась в два раза больше её ожиданий. "Это типа... компенсация роста посредством зоопарка", - вспомнилась огромная черепаха, подаренная несколько лет назад и недавно переехавшая в когтевранский сад. Скосив взгляд на Гюго, которая уже была увлечена новой подружкой, Грейс улыбнулась мистеру Сезенсу и, с обязательным театральным вздохом, наклонилась к клетке, тут же расплываясь в доброй усмешке. Ламинат приосанился, заметив внимание к своей персоне и Грейс развеселилась ещё больше, забирая тяжёлую клетку из рук мистера Сезенса.

— Ламинат и Вира к Вашим услугам. Я тоже, но уже не сегодня, - когтевранка кивнула продавцу.
- Спасибо, - лёгкая улыбка привычно нашла своё место на губах, Грейс сделала шаг назад, всё так же оставляя дальнейшее взаимодействие с мистером Сезенсом подруге.

Мысли снова закрутились, просто что бы отвлечься, руку приятно тянула тяжесть клетки, отвлекла от мыслей только необходимость выходить из магазина.
- До свидания, мистер Сезенс! - так же легко попрощалась Грейс, выходя на улицу следом за подругой. Снежинка приземлилась ровно на нос префекта, первая победа снега за этот день. Грейс тут же спрятала нижнюю часть лица в шарф, а мысли уже раскручивали праздничное Let it snow, let it snow, let it snow.